Смерть моей мамы

 

Вчера я встретился с моей сестрой Лидией, которая живет с семьей в Сибири, и приехала на лето в Молдову. После встречи на вокзале, вместе с двумя моими сестрами и нашими детьми, мы поехали к нам домой, и за столом, во время ужина, начали вспоминать наше тяжелое детство. У меня появилась хорошая возможность, задавая вопросы моим сестрам, узнать много вещей, о которых я не знал до сих пор. Основываясь на моих воспоминаниях и на рассказанном моими сестрами, я хочу рассказать как умерла моя мама.

Был конец весны 1980 года. Мне было 8 лет. Приближался конец учебного года. В один из вечеров папа снова вернулся домой пьяным. Он так сильно избил маму и нас, что нам пришлось убежать к бабушке. Мама работала санитаркой в больнице, и каждый день ходила на работу. У бабушки я познакомился с Сергеем Прида – мы были с ним ровесниками, и он стал мне хорошим другом, с которым я игрался целыми днями.

Мудрый Соломон пишет в книге Притч:

«Глупость привязалась к сердцу юноши, но исправительная розга удалит ее от него» (Притчи 22:15).

Глупость не обошла и наши детские сердца. Однажды найдя на дороге несколько окурков от сигарет, мы были искушены попробовать закурить, и сделали это, сидя у его ворот. Первый «затянулся» (как говорили взрослые) мой друг, а потом и я. В момент, когда я впервые взял в рот сигарету, я увидел приближавшуюся к нам мою маму, которая возвращалась с работы. В этот день она возвращалась раньше обычного. Я быстро выбросил этот окурок и ждал приближения мамы.

Она была необыкновенно красивой женщиной, вопреки всем страданиям и мучениям перенесенными ею от моего отца. Она была энергичной и полной жизни женщиной. В тот день, она была одета  в простую одежду, на которой были рисунки и мелкая надпись в связи с Олимпиадой, которая должна была состояться тем летом в Москве. Все ждали этого события, потому что олимпийский огонь должен был пройти через нашу деревню по пути из Греции в Москву. Мама приближалась очень быстро, и я волновался из-за запаха окурков, которые пробовал курить, боясь  причинить ей боль, к тем страданиям, которые у нее уже были. Подойдя ко мне, она погладила меня по голове, взяла за руку, и, направляясь к бабушкиному дому, сказала: «Пошли, Василике, цыпленок мамин, кажется, мама заболела тяжелей, чем в прошлый раз…» Сказала это, потому что она всегда страдала от болей в желудке, и я понимал это, видя ее постоянные страдания. 

Мои сестры вспомнили, как незадолго до того, как они узнали о болезни мамы, одна наша соседка Евгения, часто приходила к нам в гости, желая общаться с мамой. В один из последних визитов, она сказала маме, что видела ее во сне невестой, а это значит, что смерть приближается к ней. Никто из наших соседей не знал Евангелия, и, думая о наших отношениях с Богом и знания Его воли, как наша семья, так и другие семьи, могли быть описаны следующими словами Библии:

«… вы были в то время без Христа, отчуждены от общества Израильского, чужды заветов обетования, не имели надежды и были безбожники в мире» (Послание к Ефесянам 2:12)

Все были под контролем суеверий и как увидим далее, под силой сатаны.

Болезнь мамы  начала очень быстро прогрессировать. Я вспоминаю, как она рвала все, что кушала. Георгий, младший брат мамы, отвез ее в больницу и показывал самым лучшим врачам, но лечение, предписанное докторами не имело ни какого эффекта и болезнь прогрессировала очень быстро. Не успевали привозить маму домой, как через короткое время, Георгий был вынужден отвезти ее обратно.

Мои сестры, почти ежедневно, ездили в больницу в Кишинев, потом в Хынчешть, и в конце концов, в сельскую больницу. Они часто брали меня с собой и в моем детском понимании мне казалось, что если  мама находится так часто и долго в больнице, то она очень скоро и навсегда вылечится.

Я не могу вспомнить, чтобы когда-нибудь мой отец взял меня в больницу к маме и не помню, чтобы он сам посещал ее. Он не посещал ее и не заботился о ней. Но я помню, как сильно испугался, увидев однажды маму, которая лежала на кровати в тени перед домом и рвала кровью. Это были последние дни августа, и я как раз возвращался со школы, где получил новые учебники для 3 класса.

Я подошел к маминой кровати, и мы начали рассматривать мои книги, а поскольку мне хотелось узнать многое, я рассматривал книги и рассказывал маме, и она получала утешение в своих страданиях, слушая меня. (Опять у меня потекли слезы). Как драгоценны мне те минуты, которые я провел с мамой и как сильно я бы хотел почувствовать их снова. Но они не были долгими.

Я вспоминаю, как в тот же день, отец вернулся домой и начал избивать маму, лежащую на кровати. Я не могу вспомнить причину этого, потому что все причины не имели никакого основания. Но жестокость, которую я тогда увидел, добавила еще больше ненависти, которую я в сердце испытывал к своему отцу. Позже, вспоминая тот день, я постоянно думал о мести. Когда маму навещала Мария – ее сестра или другие родственники, отец всегда устраивал скандал и было впечатление, что он готов побить и их. А через время, он даже запретил им навещать маму.

В отчаянии мы искали различные возможности для исцеления мамы. И так как в селе было много случаев черной магии, не был исключением и этот случай. Моя сестра Лидия пошла поговорить с женой Георгия – маминого брата, которую в селе все знали и помнят до сегодняшнего дня. Ее звали Мария Дмитриевна, и она тоже умерла из-за болезни, будучи молодой. Мария Дмитриевна была доктором педиатром и была очень доброй женщиной. Мама очень любила ее и она маму тоже. Итак, Лидия пошла к ней и спросила, не нанес ли кто-то маме порчу, чтобы она заболела и умерла. Мария Дмитриевна сказала, что поверит в это, если только это подтвердит Иоанна – женщина из нашего села, к которой и послала мою сестру. Лидия пошла к ней, представилась и сказала, почему пришла.

Старая женщина, которая тоже занималась магией, когда узнала, кто моя сестра и зачем пришла, сказала ей, что мама смертельно больна и не выздоровеет. И чтобы сестра не сомневалась в ее словах, дала ей горсть сухих трав и сказала, чтобы та варила их в сосуде с вином, пока не останется лишь половина вина в сосуде. Во время варки этого состава, маму навестит тот, кто нанес ей порчу.

Придя домой, Лидия сделала все, как сказала женщина. Жену нашего соседа боялись все вокруг из-за того, что она занималась магией. Она ни разу не посещала маму, хотя она болела с весны, а в тот момент уже была осень. Эта соседка, во время варки тех трав, взяла своего мужа и пошла к соседке Евгении, чтобы та пришла с ними к маме. Когда они подошли к дверям нашего дома, соседка, которая приходила впервые, была очень беспокойна и испугана. Они вошли в дом, но она не смогла находиться в присутствии мамы больше, чем несколько минут, потом вышла и ушла. Ее муж остался вместе с Евгенией и они разговаривали с мамой. Мои сестры окаменели от того, что видели. На второй день, они пошли к Марии Дмитриевне и она сказала, что все произойдет, как сказала Иоанна, этим она признала, что медицина была бессильна перед темными силами. Как сильно мы нуждались в познании Христа и Его силы! Наши сердца были разбиты из-за страха и безнадежности.

В великом отчаянии, мои сестры искали выход, там, где его нельзя было найти. Они не знали Слово Божье и силу Христа. В соседнем селе Богичень, был один старый маг, которого знали все в округе. Моя сестра Лена, которой тогда было 15 лет, пошла к этому магу, чтобы узнать причину маминой болезни, но еще больше для того, чтобы попросить его исцелить ее. Этот человек заставил сестру наполнить несколько бочек воды – такова была плата за его ответ. В конце он сказал, что мама умрет, и спасения не существует. Спустя много лет мы узнали, что этот человек лично способствовал разрушению нашей семьи. Так как же мы могли ждать помощи от человека, который разрушил нашу семью?

Теперь я понимаю, что, идя к колдунам, мы согрешали перед Богом, Который в слове Своем говорит:

«Не должен находиться у тебя проводящий сына своего или дочь свою чрез огонь, прорицатель, гадатель, ворожея, чародей,  обаятель, вызывающий духов, волшебник и вопрошающий мертвых;   ибо мерзок пред Господом всякий, делающий это, и за сии-то мерзости Господь Бог твой изгоняет их от лица твоего;  будь непорочен пред Господом Богом твоим» (Второзаконие 18:10-13)

Уже я ходил в школу, и однажды по дороге домой я остановился, чтобы попить воды из колодца. Подошла одна женщина с ведром и сказала мне поторопиться, потому что мама умерла. Не знаю, как мое детское сердце продолжало биться и не остановилось. Я начал бежать и плакать в отчаянии и вскоре прибежал домой. Когда я  вошел  во двор, отец сидел за столом и сказал, что мама не умерла. Думаю, что через это Бог подготавливал меня к тому, что будет. 

Мама продолжала лежать в сельской больнице и ее самочувствие, изо дня в день, ухудшалось. Болезнь прогрессировала очень быстро. Каждое утро я вставал и перед школой шел к ней. Я был в таком состоянии, которое не могу выразить в словах, и которое продолжалось долгое время. После уроков, я опять посещал ее, и она очень радовалась моему приходу.

В одно воскресное утро я пошел играться к моему двоюродному брату. А он пригласил меня пойти с ним к его двоюродному брату. По пути к нему мы проходили мимо больницы. Думая, что мой брат не захочет меня ждать, пока я зайду к маме, я решил идти дальше, не заходя к ней. Я думал… вообще-то я не думал… Если бы я подумал, то понял цену таких минут, которые мне были даны для общения с мамой.

На второй день, рано утром, как обычно я пошел навестить маму. Когда вошел к ней, я увидел в ее глазах слезы и боль, и она сказала, что очень обрадовалась бы, если бы я зашел к ней вчера. С тех пор я не мог забыть боль, которую я причинил маме в тот день, и сейчас, когда у меня свои дети, я понимаю это еще лучше. Как много я бы дал, чтобы вернуть время обратно, но это не возможно. Поэтому мы должны дорожить временем, взвешивать свои поступки и ценить то время, которое Бог дал нам для общения с родными. Если твои родители еще живы, может ты навестишь их сегодня? Цени драгоценные моменты, которые ты еще можешь провести с ними.

Болезнь прогрессировала очень быстро и она жила свои последние дни на земле. Отец не навещал ее и она попросила кого-то позвать его. Он не пришел сразу, прошло много дней пока он это сделал. Когда наконец-то он пришел, мама попросила у него прощения, так как знала, что христиане должны перед смертью попросить прощения у всех людей. Отец же не попросил прощения ни перед мамой, ни передо мной, ни перед мамиными сестрами и братьями, хотя у него для этого было много причин.

Мои сестры были свидетелями их последнего разговора. Мама попросила его позаботиться о нас и разделить нашу землю так, чтобы мои сестры смогли построить дома рядом, чтобы могли остаться одной семьей. Отец пообещал позаботиться обо всех нас и ушел. Как  он не имел терпения находиться возле мамы и провести с ней больше времени, так же он не сдержал ни одного своего обещания, данного ей перед смертью.

В последующие дни, мама несколько раз была близка к смерти, но потому что мои сестры начинали сильно плакать возле нее, она приходила в себя. Утором 25 октября, мама попросила моих сестер выйти из комнаты и оставить ее одну. После их ухода она начала петь и так и ушла из жизни поя. Она хотела жить красиво, и прожила так, хотя очень много страдала. Для меня очень важно, что мама умерла пев песню, давая при этом нам, детям, важный урок о правильном отношении к жизни и смерти. Она была единственной, кто пел в ту ночь.

Я был маленьким и спал дома, когда я услышал из далека, с моста, плач Лидии и Ленуцы, которые рано утром возвращались домой. Я не видел и не знаю, какова была первая реакция моего отца, когда он услышал страшное известие о смерти мамы, но я вскоре  это узнал. Когда я оделся и пришел на кухню, увидел моего отца как обычно сидящим за столом и спокойно кушающим. Ничего, ничего не изменилось… Позвал и меня, кажется чтобы покушать с ним.

Сестры же были в большом отчаянии и разочаровании. Должны были начаться приготовления для похорон. Будучи ребенком, я не сразу понял, что произошло. Я хотел иметь красивые значки, но так как не имел их, решил сделать сам. Я собрал разные куски пластмассы или металла, которые были похожи на это и  в это утро я проснулся, чтобы пришить их к моей школьной одежде.

Одна из моих сестер подошла ко мне и, погладив по голове, сказала оставить это на другой раз и послала меня в магазин купить что-то, кажется хлеб. По пути в магазин я начал понимать что произошло, потому что люди встречавшие меня, смотрели на меня со страхом. Предполагаю, что они представляли себя или своих детей в такой ситуации.

Страх наполнял мое сердце все больше и больше. Наш единственный источник любви и заботы, единственный человек который любил нас – ушел из жизни. Тогда мы видели только ТЬМУ, без света, без надежды, пустоту и страх. В те три дня до маминых похорон этот страх рос очень быстро и мне трудно описать это потому, что не могу найти подходящих слов, которые смогли бы описать это состояние. 

В день похорон я плакал целый день и весь путь до кладбища, даже когда начали опускать гроб в яму, я начал плакать еще сильнее и хотел броситься в яму за ней. Отец схватил меня за руку и потащил домой, в то время как другие мужчины начали закапывать яму. Я не мог остановить слезы и отец, держащий меня за руку, кричал на меня, чтобы я замолчал. Я плакал весь путь до дома и не мог остановиться.

Что произошло в нашей семье дальше, я расскажу вам позже, но что касается меня,  на следующий год после смерти мамы, я был одержим мыслью покончить жизнь самоубийством. Будучи 9 летним ребенком, больше всего на свете я хотел умереть и только по милосердию Божьему я не сделал то, что хотел. Я больше не мог смотреть никому в глаза и если встречал кого-то по пути в школу или обратно,- я не мог сдержать слез. 

Но Господь не оставил нас, потому что как говорит Писание:

«Отец сирот и судья вдов Бог во святом Своем жилище.  Бог одиноких вводит в дом, освобождает узников от оков, а непокорные остаются в знойной пустыне» (Псалом 68:5-6)

О том, как Бог позаботился о нас и о людях, которых Он использовал в нашей жизни, я расскажу вам позже.

Перевод: Наталья Моисей.